?

Log in

No account? Create an account

nnov_politics


Политика в Нижнем Новгороде


Previous Entry Share Next Entry
Особенности работы нижегородского ЦПЭ или подробности дела о подбросе патронов
ngs_org wrote in nnov_politics
В преддверии выборов Президента РФ 04 марта 2012 года вся страна готовилась к заранее известным результатам «тайного общенародного голосования». Готовились и правоохранительные органы. ФСБ и ЦПЭ МВД еще со сталинских времен хорошо усвоили, что если в качестве подарка преподнести раскрытие очередного заговора или посадить очередного олигарха, то «звездопад» на погоны и хорошие денежные премии гарантированы.

Но, так как предыдущим Президентом РФ экономические преступления были отнесены к категории незначительных, а выходящие на несанкционированные митинги ничего иного, кроме «Долой коррупцию» и «Хватит кормить Кавказ» давно не кричат, было решено провести грандиозную операцию по созданию и разоблачению организации, «программной целью которой является свержение существующего конституционного строя путем вооруженного мятежа». Прямо как в учебниках про историю ВЧК и операцию «Трест».

20 февраля 2012 года около 12-00 в г. Дзержинск Нижегородской области к некоему гражданину Щенникову И.В. подошли сотрудники ЦПЭ МВД РФ по Нижегородской области и попросили предъявить документы. Пока данный гражданин пытался достать документы, в правый карман его плаща был подкинут тряпичный сверток с 9 патронами, подходящими к автомату Калашникова. После чего были подозваны привезенные с собой понятые. Следующие 15 минут ушли на поиски данного свертка, так как в кармане его не оказалось, но зато была обнаружена дыра. Наконец патроны были найдены в глубинах подкладки и данный гражданин был препровожден в отдел полиции г. Дзержинска, где для раскрытия данного преступления была создана следственная группа из 7 человек, в том числе с приглашением дознавателей и оперативных сотрудников из областного центра, ибо местные полицейские столь «сложное и серьезное» преступление самостоятельно расследовать были не в состоянии.

Всю ночь в квартире Щенникова шел обыск, который закончился около 4-00 утра. В результате обыска были обнаружены флаг Народного ополчения имени Минина и Пожарского (НОМП), нарукавные нашивки с надписью НОМП.

Начальник ЦПЭ ГУ МВД России по Нижегородской области Трифонов А.В. около подъезда дома Щенникова И.В. в служебной машине, оборудованной компьютером и принтером и прочими прибамбасами сочиняет рапорт на имя начальника полиции г. Дзержинска о том, что по данным, сконцентрированным в делах оперучета, указанный Щенников И.В. входит в состав НРО «НОМП». Кроме него в состав данной банды входят Адясов А.Ю. и Коробков М.И., являющийся одним из районных руководителей КПРФ (оцените дальность прицела). И передает этот рапорт дознавателю Михиной Ю.С. для исполнения. Михина Ю.С. тут же выписывает постановления о производстве, как она считала, обыска в случаях, не требующих отлагательства.

21 февраля 2012 года в 6-00 утра в квартире, где в гостях находился Адясов А.Ю., раздалась бешеная трель дверного звонка. Под окнами квартиры в это время ОМОН готовился к штурму. Адясов А.Ю. в таких обстоятельствах естественно открыл дверь. Хозяйка квартиры в это время в квартире отсутствовала, так как накануне вечером уехала к больным родителям. В квартиру ворвались около 15 сотрудников полиции. 4 сотрудника ОМОН автоматами прижали Адясова А.Ю. к стене остальные минут 5 ходили по квартире и что-то обсуждали. После этого в квартиру вошел еще один сотрудник полиции и представился дознавателем Олейником И.В. . Он заявил, что в данной квартире будет проведен обыск и предъявил постановление о проведении выемки в случаях, не терпящих отлагательств, вынесенное старшим дознавателем Михиной Ю.С. . В тексте постановления отсутствовали обоснование неотложности следственного действия, поручение дознавателю Олейнику И.В. на проведение следственного действия. После этого были приглашены двое понятых (Романов Б.С. и Николаев И.Б.) с местом проживания на другом конце областного центра, которых, видимо, привезли с собой на обыск.

Слова Адясова А.Ю. о том, что в данной квартире он находится в гостях, в ней не прописан и не проживает были оставлены без внимания. Обыск проводился с участием всех сотрудников полиции, хотя в протоколе обыска Олейник И.В. указал только 2 сотрудников ЦПЭ. В какой-то момент один из сотрудников ЦПЭ спросил другого о том, смотрел ли тот под диваном и, услышав ответ «да», ответил: «Да как же, а вот там!» И он лег на пол, залез под край дивана и вытащил оттуда черный полиэтиленовый пакет. От комизма данной ситуации смеялись даже понятые. В пакете неожиданно обнаружились 25 патронов от автомата Калашникова. Больше ничего «ценного» для разоблачения «банды» в квартире обнаружено не было. Зато были изъяты компьютер, принадлежащий хозяйке квартиры, флеш-носители, диски с художественными фильмами, записные книжки ее покойного мужа, визитные карточки, эзотерическая литература. После этого Адясову А.Ю. сообщили, что он задержан и повезли в ЦПЭ ГУ МВД России по адресу Н.Новгород, Григорьева, 4а.

Тут необходимо сделать небольшое отступление. Дело в том, что Адясов А.Ю. на тот момент уже около года входил в Совет Нижегородского отделения духовного движения «За государственность и духовное возрождение России», духовным лидером которого является Маслов Леонид Иванович. Программной целью движения является призыв людей к Богу независимо от конфессий и вероисповедания. Движение призывает людей идти в храмы в соответствии с их собственным вероисповеданием и следовать заповедям Бога.

Итак, разговор в ЦПЭ продолжался около 3-х часов, в течение которых Адясова склоняли к признанию в свержении президента и правительства. Как только речь заходила о Боге, диалог прекращался, так как данная тема сотрудникам ЦПЭ явно незнакома. Когда разговор в очередной раз зашел в тупик, на Адясова А.Ю. в помещении ЦПЭ были одеты наручники, он посажен в машину и отвезен в отдел полиции г. Дзержинска, где, не снимая наручников и при постоянном присутствии одного из сотрудников ЦПЭ старший дознаватель Михина Ю.С. начала допрашивать Адясова А.Ю. в качестве свидетеля. Впоследствии, на все вопросы относительно допроса свидетеля в наручниках Михина Ю.С. утверждала, что наручников она не видела.

После допроса Михина Ю.С. поехала в Дзержинский городской суд за постановлением о законности обыска, которое ей без промедления было дано. После этого Михина вернулась в отдел полиции. Перед оперативниками и отделом дознания встал вопрос, что делать с Адясовым. Каких-либо оперативных данных, подтверждающих причастность Адясова к антиобщественной деятельности, ни у кого не было. Адясову А.Ю. не было известно, кто такой Щенников И.В. Никаких фактов подготовки вооруженного мятежа во время обыска найдено не было. Сам Щенников И.В. отказался давать против себя показания, сославшись на ст. 51 Конституции РФ. Да и Адясов А.Ю. твердил все время про какого-то Бога. Руководством в адрес Михиной Ю.С. было высказано несколько нелицеприятных слов по поводу качества ее работы. После чего Адясова А.Ю. в 19-30 решено было отпустить. Даже это действие сотрудники ЦПЭ выполнили в присущей им манере: около 20-00 Адясов А.Ю. был выведен под конвоем из здания полиции в районом центре (г. Дзержинск) и ему было предложено самостоятельно, без денег и телефона добираться до областного центра.

Найденные патроны были отправлены на баллистическую экспертизу. Вопрос о проведении дактилоскопической экспертизы не стоял в принципе, так как по ним легко было определить настоящего хозяина патронов, а у сотрудников ЦПЭ на счет себя были иные планы. Изъятый компьютер само-собой отправили на экспертизу в ФСБ, так как, очевидно, понятие «экстремизм» не всеми сотрудниками полиции трактуется правильно.

На этом заканчивается первый этап и начинается второй под названием «Борьба с кривосудием или попытка доказать, что ты не верблюд». Большая заслуга в том, что второй этап был выигран, хотя на это потребовалось 10 месяцев, принадлежит адвокату Шамову В.А. из 3 Нижегородской коллегии адвокатов г. Н.Новгорода.

Несмотря на то, что решение о законности обыска не вступило в законную силу, дознаватель Михина Ю.С. выделила материалы по Адясову А.Ю. в отдельное производство и отправила их по территориальности в Сормовское РОВД Н.Новгорода. Отдадим должное Михиной Ю.С., ибо в направляемых материалах она указала, что патроны принадлежат неустановленному лицу. Это ни сколько не повлияло на то, что в Сормовском РОВД Н.Новгорода на основании поступивших материалов опер Хренов А.В. вынес постановление о передаче сообщения о преступлении по подследственности без проверки, по указанию руководства.

В течение полугода кассационная инстанция отменяла, а Дзержинский городской суд с упорством, достойным лучшего применения, снова и снова принимал решение о законности обыска, не смотря на все многочисленные нарушения.

К этому времени адвокатом Шамовым В.А. было установлено, что главным аргументом для Дзержинского городского суда является рапорт начальника ЦПЭ Трифонова А.В., поэтому все остальные доводы о допущенных нарушениях шли по боку. При внимательном ознакомлении с рапортом было выяснено, что он не имеет даты создания, нигде не зарегистрирован (не имеет исходящего и входящего номеров), отсутствует резолюция получателя рапорта (начальника полиции г.Дзержинска) исполнителю. Даже не указана страна, в которой планировалось вооруженный мятеж.

То есть на лицо полное нарушение административного регламента системы МВД. Дознаватель Михина Ю.С. взяла рапорт из рук Трифонова А.В., нигде его не регистрируя, вынесла постановление о выемке (имея в виду обыск) и отдала его первому попавшемуся дознавателю для выполнения. Проанализировав все это, адвокат Шамов В.А. пришел к выводу, что у дознания вообще не было законных оснований для проведения обыска:

- обыск проводился по делу Щенникова И.В., который никаких показаний не давал, так как взял ст.51 Конституции РФ;

- рапорт Трифонова А.В. не зарегистрирован в установленном законом порядке, не имеет даты создания (то есть можно поставить любую, например если поставить октябрь 1917 года или осень 1612 года – в этом случае Адясова А.Ю. надо награждать, а если 1937 год – то посмертно реабилитировать).

Эти доводы были озвучены на судебном заседании в Дзержинском городском суде, который 07.11.2012 г. по просьбе прокурора вынес решение о признании обыска незаконным и необоснованным.

В попытке хоть как-то оправдать полный провал операции Начальник ЦПЭ Трифонов А.В. пошел на отчаянный шаг и рассекретил два эпизода наружного наблюдения. В первом из эпизодов велась слежка за руководством одного из райкомов КПРФ в нарушение закона «Об оперативно-розыскной деятельности», запрещающего проведение оперативно-розыскных мероприятий в интересах политических партий. Во втором эпизоде он раскрыл агентуру МВД.

В настоящее время против Адясова А.Ю. возбуждено уголовное дело по факту незаконного хранения боеприпасов в чужой квартире, которое в течение года ни кем не расследуется и попытки прекратить его всячески блокируются прокуратурой. ЦПЭ, очевидно, все еще надеется переквалифицировать его на вооруженный мятеж вместе с Квачковым и Хабаровым.

Адясов А. Ю.


read more at Нижегородский Гражданский Блог